• Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Startseite von Kreuzerhöhung bis Theophanie Память Святых Новомучеников и Исповедников Российских

Kathedrale der Hll. Neumärtyrer und Bekenner Russlands in München

der Russischen Orthodoxen Kirche im Ausland

Память Святых Новомучеников и Исповедников Российских

E-Mail Drucken

Tpoпарь гл. 4: Цвѣ́ти россі́йского лу́га духо́внаго,/ въ годи́ну лю́тыхъ гоне́ній ди́вно процвѣ́тшіи,/ Новому́ченицы и Исповѣ́дницы безчи́сленніи : /cвяти́теліе, Цápcтвенніи cтрастоте́рпцы и па́стыріе,/ мона́cи и мipcті́и, му́жіе, жены́ же и дѣ́ти, /до́брый пло́дъ въ тepпѣ́ніи Xpиcту́ прине́сшіи, /моли́теся Eму́, я́ко насади́телю ва́шему,/ да избáвитъ лю́ди своя́ отъ безбо́жныхъ и злы́хъ, /да yтвержда́ется же Це́рковь ру́ccкая /кровьми́ и cтрaда́нiи ва́шими// во cпасе́нie дýшъ на́шихъ.

Кондак гл.2:
Но́вiи cтрастоте́рпцы poccíйcтіи,/ исповѣ́днически по́прище земно́e пpeте́кшіи,/ cтpaда́ньми дepзнове́нie пріи́мши,/ моли́теся Xpиcту́, вácъ yкpѣпи́вшемy,/ да и мы́ егда́ на́йдетъ на ны́ испыта́нія ча́cъ,/ му́жеcтва дápъ Бо́жiй воспрiи́мемъ./ О́бразъ бо ecте́ лобыза́ющымъ по́двигъ ва́шъ,/ я́ко ни cко́рбь, ни тѣснота́, ни cмépть// отъ любвé Бо́жiя paзлучи́ти вácъ не возмого́шa.

Каждый год в воскресенье, ближайшее к 25 января (ст. ст.)/ 7 февраля (н.ст.), Церковь празднует Собор новомучеников и исповедников Российских. Мученики были первыми христианскими святыми, и именно они составляют большинство в сонме всех святых Православной Церкви. Однако почти за тысячу лет своей истории Русская Церковь, за исключением единичных случаев, не знала мучеников за веру. Их время на Руси пришло только в XX в.

В истории Вселенской Церкви никогда не было таких масштабных и всеохватывающих, долгих и непрерывных гонений, как в России в XX веке. В первые три века существования христианства гонения носили локальный характер и длились не более нескольких лет. Даже самое страшное гонение Диоклетиана и его преемников, начавшееся в 303 г., продолжалось всего 8 лет. В России гонения длились более 70 лет, с 1917 года до конца 1980-х годов.

Фильм: Патриарх Тихон

Dim lights Download

Первым новомучеником Русской Православной Церкви, растерзанным революционной чернью уже 31 октября 1917 года в Царском Селе, стал почти четверть века со смирением осуществлявший свое приходское служение многодетный протоиерей Иоанн Кочуров, который своей мученической смертью выразительно засвидетельствовал глубокий смысл слов св. апостола о силе Божией, в немощи совершающейся. В то же время первым архиереем-мучеником суждено было стать одному из самых авторитетных епископов Русской Православной Церкви, почетному председателю происходившего тогда Поместного Собора митрополиту Киевскому Владимиру (Богоявленскому), который был расстрелян отрядом красногвардейцев 25 января 1918 года в Киеве. Эти мученические кончины не только ознаменовали собой начало гонений, воздвигнутых большевистским режимом на Православную Церковь в России, но и содержали в себе характерные черты тех многочисленных и жестоких бессудных расправ большевиков над духовенством и активными мирянами, которые были характерны для гонений периода гражданской войны.

ХХ век – век тысячелетия крещения Руси, стал эпохой жестоких гонений на Русскую Православную Церковь. Разрушение и осквернение храмов, поругание святынь, издевательства над верующими и убийства ни в чем неповинных людей – все это явило собой картину крестного пути Христова, которому последовали тысячи православных людей, оружием которых была их вера. Среди них архиереи и священники, монашествующие и миряне, люди разных сословий, мужчины, женщины и дети. Если бы христиане не противостояли насаждению государственного атеизма, то властям незачем было бы наряду с разрушениями храмов истреблять миллионы верующих, когда в одну ночь по всей России были арестованы все священнослужители. Россия оказалась неподготовленной к роковым испытаниям, но в решительный момент православный народ проявил невиданное самопожертвование. Смертью своей они отказывались принять то, что им навязывали. Даже не сознавая этого, они отстаивали и сохраняли все лучшее в России, передавая потомкам завет о высшем смысле жизни, который дороже самой жизни. Около 2 тысяч из них, пострадавшие за Христа, ныне прославлены Русской Православной Церковью.

Однако было бы необоснованно всех погибших в ту пору не только мирян, но и священнослужителей рассматривать как мучеников только по причине факта их гибели в условиях гонений на Церковь. Поэтому потребовалось изучение материалов, содержащих информацию об обстоятельствах гибели тех или иных священнослужителей и мирян, которые стали жертвами государственного террора. При этом дело каждого новомученика, если он погибал в результате следствия или после вынесения ему смертного приговора, изучалось. Теперь есть хотя бы маленькое, но житие каждого новомученика. Надо понять, насколько сложная была ситуация: ведь, наверное, до 90% попадавших под следствие священнослужителей давали признательные показания – до подробного изучения это предположить было невозможно. Потому допускается канонизация даже тех, кто оговорил себя, но при том только себя. Если же человек оговаривал других и эти другие погибали, или же являлся секретным сотрудником НКВД, то он никак не мог быть прославлен.

«Если мы канонизируем всех новомучеников российских», — писал о. Глеб Каледа, — «то в Русской Православной Церкви будет больше святых, чем во всех остальных поместных Церквах вместе взятых — вот в чем сущность и содержание истории Православия России в XX в.. Наша современная беда в том, что мы мало знаем новомучеников и исповедников; не учимся на опыте их веры и жизни». Очевидец многих страшных страниц истории нашего отечества, он считал, что «для Церкви, для людей Церкви это была героическая эпоха. Она выдержала жесточайшие гонения, сохранила в муках и страданиях чистоту веры, украсилась сонмом мучеников».

Если мы читаем «Жития древних святых», мы видим, что там совершалось масса чудес, были необыкновенные события и ситуации. С новомучениками XX века ничего подобного не происходит. Но совершенно очевидно, что нужно почитать новых, новопрославленных святых, и об этом говорит один из величайших святых XI века преподобный Симеон Новый Богослов. Он говорит о том, что если не почитаешь нового святого, которого явил Бог, то и древний святой твои молитвы не примет, потому что новый святой, свят тем же Духом, что и древний святой. Это тот же Дух благодатью Божией дышит и в древнем святом, и в новом святом, и если ты не различаешь дыхание Духа, то ты почитаешь скорее уже не святого, а просто человека по его человеческим признакам. Тем самым, не почитая одного святого и предпочитая другого, ты оскорбляешь благодать Божию. Будь уверен, что и древний святой по братской любви к новому святому твои молитвы может не принять.

Именно христианские новомученики в подвиге своем еще и еще раз явили России и всему миру, что есть истинная жизнь, что есть Истина и истинный Бог. Новомученики явили в себе тот Божественный Свет, который единственно дает возможность истинного понимания происходящего. Это был и определенный суд над миром и историей. "Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы; ибо всякий делающий злое ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы, а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны" (Иоан. 3,19-21). Прославление новомучеников, обращение к их светлой памяти просветляет всю нашу жизнь, помогает пониманию происходящего, зовет к изменению нашей сегодняшней жизни.

Современное цивилизованное общество, все чаще именующее себя постхристианским, также как и советский режим в свое время, не требует от верующих прямого отречения от Христа. Конечно, в отличие от коммунистического тоталитаризма демократия не действует с помощью грубого насилия. В этом нет необходимости, когда в совершенстве отработаны методы ненасильственного принуждения. Под видом отстаивания прав человека всячески пропагандируется то, что христианская совесть принять не может: аборты, эвтаназия, так называемые однополые браки и прочие извращения. Все чаще за неприятие навязываемого средствами пропаганды греха христианин рискует стать изгоем в современном обществе. И здесь опыт новомучеников становится особенно ценным: они не боялись жить по Евангелию даже в самые мрачные годы тирании, жить так, как велела им их христианская совесть, и готовы были умереть за это.

Если говорить о XX веке, как о веке святости, это исключительно уникальный момент, и история святости XX века - это история славы, история великолепия. В сонм святых входит огромное количество обыкновенных приходских священнослужителей, которые имели жен, имели детей, имели повседневные попечения, или простых мирян. Это не вяжется с каким-то высоким образом святости, с идеалом высокого назначения и неотмирности. Что касается отличия древних святых от современных, то при чтении жития святого существует оптический обман. В иконописи образ святого бывает с житийным обеспечением, где все человеческое и историческое вынесено за скобки, и оставлена одна икона. То же самое и составление жития - сосредотачиваются на том, что было от Бога в жизни этого человека. В житии новомучеников мы видим живых людей, мы знаем их биографические подробности, которые для нас психологически или культурно могут быть неудобными и даже лишними. Это мешает нам воспринимать целостность, подлинность и действие благодати Святого Духа.

Оказывается – эти подробности ни к чему. Хотя по документам, по свидетельствам, по объему той информации что осталась, все это сделать легко и, в общем-то, возможно, но не это главное. Ведь все это преходящее, и все это уходит на задний план. Эти вещи являются шероховатыми и служат некоторым препятствием на пути органичного и подлинного восприятия образа святого, и это скорее наша проблема, потому что Дух дышит где хочет, и у образованных, и не образованных, и у монархистов, и не монархистов, и у людей левых взглядов, и правых взглядов, потому что для вечности это не так существенно. Эти подробные описания прежде всего важны для нас, чтобы увидеть те проблемы, перед которыми стоим мы. Как и христиане первых веков, новомученики шли на пытки без колебаний, а умирали, радуясь, что страдают за Христа. Перед казнью они часто молились за своих палачей. Часто сами исполнители приговоров понимали, что казнят святых. Когда читаешь жития новомучеников, невольно сомневаешься: может ли человек перенести такое? Человек, наверное, нет, но христианин — да. Мученичеством своим они еще раз засвидетельствовали перед всеми людьми истинность христианства, как религии спасения и подвижничества, силою Божией преодолевающего все препятствия, все страхи, саму смерть. И этим же своим мученическим подвигом осветили они все вокруг себя, изобличили всех своих преследователей и палачей, выявили суть происходящего.

На самом деле, православные христиане в своей массе всегда были народом послушным, считающим смирение одной из высших добродетелей. Тем более поражает воображение, заставляет вспоминать о худших сторонах средневековья та жестокость, с которой преследовали и мучили христиан: вырезали на теле кресты, закапывали живьем, варили живых людей в котлах, "причащали" оловом... Чем же объясняется подобная жестокость? На самом деле, судили и истязали за то, что христиане смели в атмосфере торжествующей коммунистической идолатрии исповедывать какого-то другого, своего Бога, хранить Ему верность, и отказывались поклоняться советским идолам - вождям. Речь шла здесь, как и для первомученников времен Римской империи, как и всегда для христиан, не просто о лояльности власти, а об Истине, об истинном Боге и поклонении Ему. В некоторых свидетельствах о новомучениках эта. религиозно-метафизическая сторона происходящего выступает в ослепительно ярком свете.

Вот замечательные слова, так же проливающие свет на удивительное мужество новомучеников, оставил за несколько дней до своего расстрела священномученик Вениамин, митрополит Петроградский и Гдовский: «Трудно, тяжело страдать, но по мере наших страданий избыточествует и утешение от Бога. Трудно переступить этот рубикон, границу, и всецело предаться воле Божией. Когда это совершится, тогда человек избыточествует утешением, не чувствует самых тяжких страданий, полный среди страданий внутреннего покоя, он других влечет на страдания, чтобы они переняли то состояние, в каком находился счастливый страдалец. Об этом я ранее говорил другим, но мои страдания не достигали полной меры. Теперь, кажется, пришлось пережить почти все: тюрьму, суд, общественное заплевание; обречение и требование этой смерти; якобы народные аплодисменты; людскую неблагодарность, продажность; непостоянство и тому подобное; беспокойство и ответственность за судьбу других людей и даже за самую Церковь. Страдания достигли своего апогея, но увеличилось и утешение. Я радостен и покоен, как всегда. Христос наша жизнь, свет и покой. С Ним всегда и везде хорошо».

 

Kathedrale der Hll. Neumärtyrer und Bekenner Russlands in München

der Russischen Orthodoxen Kirche im Ausland



@copyright 2008-2011, Kathedrale der Hll. Neumärtyrer und Bekenner Rußlands in München